Привет,
Армеец
Вы: Гость
     
     

Золотой век 1944-1951



Война уходила на запад. Летом следующего 1944 года произошло два знаменательных для нашего рассказа события. Одно — чисто армейское: из «Динамо» в ЦДКА пришел новый тренер Борис Андреевич Аркадьев, непрерывно проработавший на этом посту дольше всех своих коллег — почти десять лет. И каких! Другое событие имело значение для всего нашего футбола. Комитет по делам физкультуры и спорта решил возобновить всесоюзные соревнования. Был разыгран Кубок СССР. В финале встретились ленинградский «Зенит» и ЦДКА. Победили ленинградцы. Если взглянуть на состав армейцев, можно сделать вывод, что уже тогда в основном сложился тот коллектив, которому суждено было в ближайшие годы прославить армейский футбол. В воротах Владимир Никаноров; защита — Александр Прохоров, Иван Кочетков, Константин Лясковский; полузащита — Александр Виноградов (его по ходу игры заменил Владимир Шлычков), Иван Щербаков; нападение — Алексей Гринин, Валентин Николаев, Григорий Федотов, Петр Щербатенко, Владимир Демин.

В следующем году возобновился розыгрыш первенства СССР. Основные соперники в 7-м чемпионате страны прежние — «Динамо» и ЦДКА. В составе армейцев дебютировал на месте левого инсайда бывший игрок команды московского авиаучилища Всеволод Бобров. Правда, прирожденный центрфорвард, Бобров лишь номинально именовался инсайдом. Великий тренер Борис Аркадьев, имея в своем распоряжении таких самородков, как Федотов и Бобров, не мог не сделать открытия в футбольной науке. Впервые, на многие годы опередив знаменитых бразильцев конца 50-х, он вывел на поле команду с двумя центрфорвардами.

Вот как о дебюте Боброва вспоминал один из самых верных приверженцев армейской команды популярный эстрадный артист и конферансье Евгений Кравинский:

«Обаяние — то, что сразу, с первой секунды привлекает внимание к человеку и с близкого расстояния, и на сцене, и даже на стадионе. Вот таким обаянием обладал незабываемый Всеволод Бобров.

Я помню, как в первом матче ЦДКА чемпионата 1945 года с московским «Локомотивом» на стадионе «Сталинец» Борис Андреевич Аркадьев минут за 15 до конца заменил левого инсайда Петра Щербатенко. Тренер и запасные сидели тогда за воротами. Аркадьев, подтолкнув в спину, как бы благословляя, выпустил нового футболиста. И вот выбежал на поле игрок с какими-то иксообразными ногами, напоминая застоявшуюся лошадь, и, еще не успев забить свои первые два гола в классе «А», пронзил своим обликом всех сидящих на стадионе и меня, конечно. И когда кончился матч, и с поля уходила команда легендарного Федотова, весь стадион уже знал фамилию этого обаятельного игрока, и ему была дана нежная кличка — Бобер.

Бобров играл в футбол в полную силу всего полтора сезона. В матчах с ленинградским и киевским «Динамо», в которых цэдэковцы забивали по 5-6 мячей, львиная доля приходилась на ноги Боброва. Не забудем и славную поездку московского «Динамо» в Англию, где из 19 голов шесть — его.

Начался 1946 год. Бобров, уже играя рядом с Федотовым, лидером команды, продолжал забивать свои «Бобровские» голы. И надо же было такому случиться, что в последнем матче первого круга в Киеве получили травмы Федотов и Бобров. Пресса утверждала, что обоим армейцам нанес травмы защитник киевлян Лерман, но все обстояло несколько иначе. Действительно, Лерман сильно зацепил за ногу Федотова и нанес ему тяжелую травму, к сожалению, не первую в его жизни. Что касается Боброва, то его никто не трогал. Просто он крайне неловко повернул ногу и, как он сам мне рассказывал, буквально взвыл от боли в колене — это был его первый «мениск».

Бобров продолжал играть, превозмогая боль в колене. Потом ему сделали (очень неудачно) операцию в Югославии. И после этого он продолжал играть и забивать».

Всеволоду Боброву и по сей день принадлежит рекорд результативности, которому уже более полувека и который вряд ли будет превзойден в ближайшие полстолетия.

1945-1949 годы. 82 гола в 79 матчах за армейскую команду в чемпионатах СССР.

И это — результативность форварда, о котором знаменитый наш хирург Ланда сказал, что с такими ногами не только играть в футбол, но и ходить нельзя.

Сезон 1945 года — это отчаянная борьба за лидерство в отечественном футболе между армейцами и динамовцами. С первых туров чемпионата ЦДКА и «Динамо» шли голова в голову и на финише первого круга, где должны были встретиться в очном поединке, имели по 18 очков (по 8 побед и 2 ничьи) и почти одинаковую разность мячей: у ЦДКА — 38-8, а у «Динамо» — 37-8.

Вот что вспоминает об этой игре Валентин Николаев:

«4:1 в пользу «Динамо». Мы не просто проиграли, мы «залетели», как привыкли выражаться болельщики, говоря о команде безнадежно и с крупным счетом уступившей сопернику. Динамовцы в тот вечер на зеленом газоне своего стадиона в Петровском парке были достойны всяческих похвал, и тысячи болельщиков бурей оваций встретили их успех.

Армейцам ничего не оставалось делать, как искренне поздравить соперников с отличной игрой, но этот благородный жест со стороны выглядел, наверное, хорошей миной при плохой игре. Паниковать повода не было, тем более что проиграть такой классной команде, какой была в сорок пятом и в последующие годы «Динамо», мог любой футбольный коллектив. Мы сделали из своей игры определенные выводы и настраивались на то, чтобы в матче второго круга непременно отомстить обидчикам.

После короткого перерыва чемпионат возобновился и развивался по сюжету первого круга. Динамовцы и армейцы, круша на своем пути одного соперника за другим, неудержимо шли к победному финишу. В одиннадцати матчах у нас произошла лишь одна осечка — сыграли вничью 1:1 с ленинградским «Зенитом». Динамовцы же, выиграв десять матчей, «споткнулись» только в поединке с ЦДКА — 0:2. Таким образом, моральное отмщение состоялось, но по итогам чемпионата соперники на одно очко нас опередили. Что и говорить, поистине золотой оказалась для них победа над армейцами в первом круге».

Две лучшие команды чемпионата были настолько сильнее остальных, что было бы странно увидеть не эти клубы 14 октября перед переполненными трибунами стадиона в Петровском парке в финальном поединке за Кубок СССР. Ажиотаж перед той игрой был необычайный, и захватил он буквально всю страну.

Москва жила финалом Кубка. За много дней до игры разговоры о ее возможном исходе велись повсюду. Спорили знатоки с довоенным стажем, дрались «до первой крови» пацаны во дворах, а их мамаши в число достоинств своих благоверных неизменно включали преданность ЦДКА или «Динамо».

В одном из октябрьских номеров «Красной звезды» 1945 года вышла заметка под заголовком «В часы матча в Берлине». Вот несколько строк: «14 часов по московскому времени. По берлинским панелям и мостовым хлещет дождь. Волнение и спортивный азарт, отчетливо слышанные нами с трибун московского стадиона, передавались за две тысячи километров и сюда. Блестящий репортаж диктора Синявского давал возможность хорошо представлять ход игры».

 

Игра, а это была уже третья в сезоне встреча армейцев и динамовцев, начинается без какой-либо разведки атакой чемпиона, тут же следует контратака армейцев — отлично играет на выходе Хомич. Мяч находит левого крайнего «Динамо» Сергея Соловьева. Рывок, удар — 1:0! Лишь в конце тайма выход к воротам бело-голубых Боброва и Николаева, и последний, хитро подставив ногу под летящий от Боброва мяч, сквитывает счет. Начало второй половины игры было драматичным. Армейцы нарушают правила в своей штрафной. Пенальти! К мячу подходит другой динамовский Соловьев — полузащитник Леонид. Ну, Никаноров, держись! Удар — штанга! Но к мячу первым успевает центр нападения хозяев Бесков. И вот тут блеснул наш вратарь. Думается, психологически «Динамо» проиграло Кубок именно в этот момент, хотя на башнях восточной трибуны все еще маячили две единицы. Впрочем, слово тому, кто был в самой гуще событий. Вспоминает правый полусредний ЦДКА Валентин Николаев:

«Владимир Демин подавал угловой с левого фланга. Игроки «Динамо» быстренько «разобрали» всех наших форвардов с тем, чтобы не дать перехватить мяч, послать его в ворота. Но не углядели они, что на ударную позицию выдвинулся никем не опекаемый полузащитник Александр Виноградов. Демин его увидел и точнехонько направил мяч прямо на него. В завершающий удар Саша вложил, казалось, все мастерство. Хомич в отчаянном прыжке пытался защитить ворота, но тщетно. Мы повели — 2:1».

Оставшееся время, а до конца оставалось еще добрых полчаса, ЦДКА продолжал атаковать. Не забили. Но Валентин Николаев считает, что это был лучший способ не пропустить мяч в свои ворота. И трудно не согласиться с ветераном. И вот он — первый в футбольной истории страны триумф армейских футболистов!

Приведем имена тех, кто добыл этот трофей — Кубок СССР — капитан Григорий Федотов (капитан команды), лейтенанты — вратарь Владимир Никаноров, защитники — Константин Лясковский, Иван Кочетков, Александр Прохоров, полузащитники — Александр Виноградов, Борис Афанасьев, нападающие — Алексей Гринин, Валентин Николаев, Всеволод Бобров, Владимир Демин. Тренер — Б.А. Аркадьев.

Вот тогда, видимо, и стали называть футболистов ЦДКА «командой лейтенантов».

В ноябре они отправились в первую заграничную поездку, в тогда еще «братскую» Югославию. Не было среди армейцев Боброва, призванного помочь «Динамо» в матчах с англичанами, зато в красно-синюю форму одели спартаковцев Вас. Соколова и К. Малинина (до войны поигравшего в ЦДКА) и игроков московских «Крылышек» А. Севидова и П. Дементьева.

Три матча наши выиграли (в Белграде у «Партизана» — 4:3 и «Црвены Звезды» — 3:1, в Сплите у «Хайдука» — 2:0) и один (в Загребе с «Динамо») свели вничью — 2:2.

Накануне сезона 1946 года в команде больших изменений не произошло. Отметим появление в составе в конце 1945-го ранее выступавшего за военный факультет института физкультуры имени Сталина воспитанника молодежных команд столичного «Локомотива» Вячеслава Соловьева.

Футбольный люд был в предвкушении нового раунда соперничества «Динамо» и ЦДКА. Но поначалу в чемпионате грянула сенсация. Один из главных соискателей чемпионства, а именно московское «Динамо», потерпел на старте три (!) поражения подряд. Свято место пусто не бывает, и главным соперником московских армейцев становятся динамовцы Тбилиси. Их встреча в первом круге в Москве не сулила вице-чемпионам и обладателям Кубка страны ничего хорошего.

Мало того, что не залечил прошлогодних болячек Григорий Федотов, так еще накануне травмировался и Всеволод Бобров. Оба сыграли в том сезоне до обидного мало:

Федотов — 13 игр (но забил 12 мячей!), а Бобров и того меньше — 8 (и 8 забил!).

Команда Бориса Пайчадзе, Авто Гогоберидзе и Гайоза Джеджелавы выступала в том сезоне великолепно. Но армейцы, несмотря ни на что, победили — 2:0, проявив поистине чемпионский характер. В отсутствие лидеров молодые футболисты не подвели. Оба гола именно на их счету. Первым отличился нападающий Евгений Бабич, приглашенный из горьковского «Торпедо» (помните великолепную хоккейную тройку ЦДСА и сборной Бабич – Шувалов - Бобров?), а второй мяч забил другой новобранец — Вячеслав Соловьев. Именно после этой игры армейцы захватили лидерство и не уступили его до самого финиша.

Вообще результаты ЦДКА в чемпионате 1946 года уникальны. В 11 матчах первого круга они потеряли лишь одно очко, а за весь розыгрыш потерпели лишь два поражения — от московских «Торпедо» и «Крыльев Советов» с одинаковым счетом — 1:2.

Финиш армейцев был великолепен. Они на четыре очка обошли динамовцев Москвы и Тбилиси и в первый раз завоевали первенство, совершив круг почета на Центральном стадионе «Динамо» под переходящим Красным знаменем Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта, которое нес прославленный капитан команды Григорий Федотов.

Звания «Заслуженный мастер спорта СССР» были удостоены армейцы Александр Виноградов, Алексей Гринин и Константин Лясковский. А молодые футболисты армейского клуба победили в новом турнире, став первыми обладателями приза Совета Министров СССР для дублеров.

В 1947 году к дюжине соискателей впервые учрежденных золотых медалей добавился победитель турнира по классу «Б» — команда Военно-Воздушных Сил Московского военного округа — ВВС. А командующим авиацией МВО как раз в 1947 году был назначен генерал В.И. Сталин, человек в высшей степени амбициозный, азартный, искренне любивший спорт. Это назначение еще не раз отразится на истории отечественного спорта и, в частности, на предмете нашего исследования — истории футбольного ЦДКА.

А пока дружина Бориса Аркадьева, как обычно, готовилась к сезону в Сухуми. Уехал в качестве играющего тренера в команду Группы советских войск в Германии (ГСВГ) Г. Тучков, ушел в ВВС И. Щербаков. После годичного пребывания в столичном «Буревестнике» в команду вернулся А. Водягин. Из МВО пришел воспитанник коломенского «Металлиста» В. Чистохвалов, из тбилисского ОДО прибыл начинавший играть в подмосковном Реутове А. Башашкин, из Ленинградского округа приехал С. Шапошников. Пока это были только способные новички. Еще одного новенького заждались. В 1941 году шестнадцатилетний московский школьник Юрий Нырков был игроком первой юношеской команды стадиона Юных пионеров. 29 июня ему исполнилось 17 лет. На следующий день Юра пошел в военкомат. Там сказали, что на фронт еще рано, и послали с путевкой райкома комсомола под Вязьму, рыть окопы.

А уже в 42-м его призвали и направили в Тамбовское артиллерийско-техническое училище. Через десять месяцев командир взвода боепитания самоходной артиллерии младший техник-лейтенант Юрий Нырков принял боевое крещение на Калининском фронте.

Повоевать пришлось и на 1-м, и на 2-м, и на 3-м Украинских фронтах, а закончил он войну на 1-м Белорусском. Штеттин, Кюстрин, знаменитый штурм с прожекторами, придуманный маршалом Жуковым, и — Берлин. Вот такая у Ныркова была война. Два боевых ордена заслужил — Отечественной войны I и II степени. Первый — за успешное снабжение боеприпасами наших самоходок в наступлении, второй — на подступах к Берлину, когда ему, двадцатилетнему командиру танкового взвода, несмотря на разбитые машины, удалось найти маршрут, вовремя выйти в указанный район со своим экипажем и этим обеспечить дальнейшие боевые действия полка.

Наступил мир. И только тогда он вспомнил, что до войны серьезно занимался футболом. Вернее начальство напомнило. Вот как рассказывает об этом сам Юрий Александрович:

«Командир полка подполковник Румянцев приказывает мне: «Давай организовывай футбольную команду. Будете выступать на первенстве дивизии». Откуда он узнал, что я до войны занимался футболом, до сих пор остается для меня загадкой. Получилась у нас приличная команда. И наш полк самоходной артиллерии — а я был командиром танкового взвода в этом полку — обыгрывал команды пехотных полков, хотя по численности пехота была раза в три больше, чем мы, артиллеристы. В итоге мы заняли второе место. И уже командир дивизии поручает мне формировать дивизионную команду. На первенстве корпуса мы заняли первое место. Естественно, именно мне приказывают готовить теперь уже и корпусную сборную. Собрали и эту, выступили на первенстве третьей ударной армии. И там, в Магдебурге, тоже победили. Дальше история повторилась. Начальник физподготовки армии тоже приказывает готовить сборную. К весне 1946-го сборная команда третьей ударной армии была вполне боеспособна и участвовала в первой спартакиаде группы войск.

Сборная ГСВГ встречалась в товарищеских матчах с командами Северной и Южной групп войск. А наша команда третьей ударной армии участвовала в розыгрыше первенства ГСВГ. В нем соревновались шесть команд. Уровень футбола был довольно высок. Матчи проходили при полных стадионах, ажиотаж был большой. Каждый командир считал, что его команда должна быть лучше всех, и для этого не жалел ни сил, ни средств. И вот поздней осенью 1946 года, когда у нас сезон уже давно завершился, а игроки разъехались по своим частям, приезжает к нам в группу войск команда

Центрального Дома Красной Армии. У них, видно, настроение было хорошее. Чемпионами стали, да из московской стужи и слякоти на прекрасный, почти летний газон. Мы, конечно, собрались, как по тревоге. Но они, конечно, нас растерзали — 16:0! Там табло было довольно своеобразное: счет не цифрами отображался, а мячами. Так на стороне ЦДКА мячей не хватило. Остановились на двенадцати. А через два дня играли повторный матч. Тут уж успели в себя прийти, потренировались хоть чуток. И счет уже был не такой неприличный — 7:1».

Весной 1947-го в ГСВГ стали направлять тренеров-профессионалов из ЦДКА. Одним из первых приехал Анатолий Владимирович Тарасов. Он и сообщил лейтенанту Ныркову, что после встреч с ЦДКА им заинтересовались в Москве.

«Я сказал, что никуда не поеду, — продолжает Ю.А. Нырков. — Почему? Во-первых, здесь, в группе войск, я обрел некоторое положение: меня уважают, со мной считаются, у нас неплохая команда в третьей ударной, хорошая сборная группы. А там, в Москве, еще неизвестно, заиграю ли. Не шутка: ЦДКА, чемпион страны. Там же звезды! Словом, отказался. Я ведь и не рассчитывал продолжать долго спортивную карьеру, становиться профессиональным футболистом. Я хотел быть военным — закончить со временем академию и служить.


Расскажи друзьям

Подпишись к нам

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Всего зарегистрировано: 5021
Новых за месяц: 0
Новых за неделю: 0
Новых вчера: 0
Новых сегодня: 0

зарегистрированных пользователей!

Счетчики

Поисковый анализ сайта
Яндекс.Метрика
Мой ЦСКА это сайт о твоем любимом клубе
Livescore
футбол онлайн трансляция

Мы Вконтакте

© 2011-2016 CSKA-TV.RU Данный сайт является представительством неофициального фан-клуба Московского ПФК ЦСКА в России. Материалы, публикуемые на сайте, носят информативный характер. Цель проекта заключается в том, чтобы объединить всех болельщиков московского ПФК ЦСКА, информирование новостей ПФК ЦСКА, обзоры матчей ПФК ЦСКА, музыки, прямых трансляций матчей с участием ПФК ЦСКА и многое другое! Также теперь у нас открылся интернет магазин ЦСКА!
Будь с нами, будь с ЦСКА!
При копировании материалов с сайта, обратная гиперссылка обязательна! Хостинг от uCoz
home